+++184 WOMEN political prisoners in Belarus in custody + 164 WOMEN under partial house arrest+++ 10 MINORS in custody! +++in TOTAL: 1455 political prisoners in custody + 447 under partial house arrest+++

Интервью независимой журналистки и эксперта по правам человека из Австрии Терезы Бэндэр-Зебелькампф с Вероникой Цепкало

Тереза: Добрый вечер. Меня зовут Тереза Бэндэр-Зебелькампф. Я независимая журналистка и эксперт по правам человека из Австрии. У нас сегодня в гостях Вероника Цепкало. Добро пожаловать! 


Вероника: Добрый вечер!


Тереза: Скажите пожалуйста, как вы себя чувствуете в роли политика?


Вероника: Я не считаю себя политиком в классическом понимании. Я считаю себя активным и небезразличным гражданином своей страны, женой своего мужа, которого не допустили к президентским выборам в августе 2020, неравнодушной женщиной, которая не может спокойно смотреть на все то, что происходит в нашей стране, и оставаться в стороне. Я пришла из мира бизнеса, всю жизнь работаю в этой сфере, поэтому я бы себя охарактеризовала себя не как политика, а как человека, который волей судьбы оказался в политике и очень хочет изменить свою страну под названием Беларусь в лучшую сторону.


Тереза: Как вы думаете, какие из Ваших профессиональных навыков можно использовать в повседневной, политической и оппозиционной жизни?


Вероника: На мой взгляд можно использовать многие качества, которые я приобрела за годы работы в бизнесе. Это прежде всего международный опыт: по роду своей работы, у меня была возможность много ездить по разным странам Европы, США, СНГ. У меня была возможность общаться с людьми, наблюдать разные культуры, видеть, как живут люди в других странах, как устроена их жизнь, политическая система, экономика, система образования, сколько люди зарабатывают, а главное, какими правами в своей стране они пользуются. Я всегда хотела жить только дома, в Беларуси, которая, я очень этого хочу, в один день обязательно станет свободной, демократической, безопасной страной, страной без страха, где будут работать законы. В такой стране, в которой бы хотелось жить не только белорусам, но и гражданам других стран также хотелось жить в Беларуси.


Тереза: Как вам кажется: является ли материнское чувство ответственности за своих детей (вы мама двоих сыновей), также важным в политике?


Вероника: На мой взгляд, в политике крайне важно быть неравнодушным и искренним, действительно «болеть» той темой, за которую ты берёшься. Например, если говорить лично обо мне: мне близка тема защиты прав женщин, политических заключённых, развитие женского потенциала, именно поэтому мы создали Belarus Women’s Foundation, цель которого, прежде всего, борьба за права женщин, пострадавших за свою гражданскую позицию. Мне также интересна тема начального образования у детей в садах и школах, модернизация детских площадок во дворах домов, тема озеленения городов, где молодые мамы могли бы гулять с детьми, а пожилое население качественно проводить время. В любой проект, за который берёшься, надо вкладывать душу и усилия, а главное иметь огромное желание что-то изменить. Поэтому, в этом плане есть схожесть с материнством, ведь для любой мамы, дать самое лучшее своему ребёнку - это естественное желание. 


Тереза: Говорят, что женщины более эмоциональны и чувствительны, чем мужчины. Вероника, вы демонстрируете в повседневной политической жизни большую силу. Являются ли сила и чувствительность двумя качествами, которые противоречат друг другу? Или можно быть и тем и другим: чувствительной и сильной?


Вероника: Хороший вопрос. Я много времени наблюдаю за политиками мужчинами и женщинами и вижу, что политики мужчины более жёстко общаются друг с другом, часто отпускают шутки в отношении друг друга. У женщин все немного по-другому. Большинство женщин мягкие и женственные, но одновременно целеустремлённые, организованные и очень сильные.  Своим присутствием женщины вносят культуру общения. Мужчины, общаясь с женщинами- становятся более терпеливыми, более приветливыми. И это то, чего не хватает, например, в Беларуси: на мой взгляд, у нас недостаточно женщин-руководителей на ключевых постах. Частично это объясняется тем, что на протяжении многих лет роль женщины Беларуси была недооценена и принижена. Именно поэтому мы хотим в рамках Belarus Women’s Foundation, изменить ситуацию с женщинами в Беларуси.

Ведь очень многие женщины, несмотря на наличие семьи и работы, успешны и в профессиональном плане.


Тереза: С учетом Вашего опыта - что такое сильные стороны? Какие сильные стороны требуются в нынешней ситуации от женщин в Беларуси?


Вероника: Беларуские женщины уже проявили себя с самой лучшей стороны. Примером могут служить разнообразие женских маршей, та креативность, которую женщины демонстрируют на протяжении всей нашей борьбы: такие трогательные женские марши в бело-красных платьях с цветами в руках, с бело-красными зонтиками. Поэтому на своем примере наши женщины показывают, что такое одновременно и сила, и красота и женственность. Весь мир смотрит на нас с восхищением и уважением.


Поэтому, вызывает недоумение те меры пресечения, которые применяются в отношении женщин, те условия, в которых содержатся женщины в тюрьмах. Сейчас в рамках Belarus Women’s Foundation мы собираем истории женщин, свидетельские показания тех, кто прошёл через задержания и тюрьмы. Большинство таких историй - ужасные истории. Мы делаем все возможное, чтобы все мировое сообщество узнало, что происходит в белорусских тюрьмах. С августа 2020 через беларуские тюрьмы прошли 32,000 человек, 232 были признаны политзаключенными, из них 35 женщины. И эти цифры постоянно растут. Мы с этим смириться не можем и делаем все возможное для того, чтобы освободить женщин в ближайшее время.


Тереза: А что придаёт Вам сил в настоящий момент?


Вероника: Беларусы, наша непрекращающаяся борьба с режимом, мужество наших девушек, мысли о будущей и свободной Беларуси. В своем воображении я уже рисую образ Беларуси будущего - страны, где я хочу жить, стране, где бы я очень хотела, чтобы жили мои дети без оглядки на другие страны.


Тереза: Если Вы смотрите на женщин Вашей страны, вам кажется, что женщины являются "лучшими мужчинами"?


Вероника: У нас замечательные мужчины. Ведь эту революцию начинали наши мужчины: Валерий Цепкало, Виктор Бабарико, Сергей Тихоновский, Николай Статкевич, Павел Северинец. Мы, женщины, лишь подставили своё плечо, продолжили начатую работу. Нам ничего не оставалось, как встать вместо отстраненных мужчин. Не корректно сравнивать, кто сильнее, а кто слабее, кто лучше, а кто хуже. Надо восхищаться каждым человеком, каждым поступком, который приближает нас к общей цели. 


У нас замечательные врачи, журналисты, студенты, рабочие и многие другие. Что бы не пыталась пропаганда нам рассказывать и показывать по государственным каналам, не осталось ни одного слоя населения в Беларуси, кто бы поддерживал этот режим, в каком бы то ни было виде. Ведь у всех есть дети, родственники, друзья, кто был оштрафован или отсидел всего лишь за то, что мы посмели реализовать своё конституционное право- выбирать того президента, который достоин возглавить Беларусь. Мне до сих пор не понятно, как надо не любить и не считаться со своим народом, чтобы держаться за власть, зная и чувствуя народную нелюбовь и даже ненависть! 


Тереза: Давайте про протесты. Как вы думаете, является ли насилие в ходе протестов, как мы видели и видим в средствах массовой информации, чисто мужским явлением?


Вероника: В Беларуси, а мы все были свидетелями, не зависимо от того, мужчина вы или женщина, ребёнок или пенсионер, независимо от возраста, социального положения к вам могут применить насилие. В Беларуси, на сегодняшний день, никто ни от чего не застрахован, в наше стране на лицо полный правовой дефолт. Граждане задерживаются без оснований, им предъявляют абсурдные сфальсифицированные обвинения, которые строятся на показаниях людей в масках, присуждают реальные сроки в тюрьмах и это все без оснований! Одновременно правящей хунте разрешено абсолютно все: унижать, насиловать, избивать, и даже убивать и это все остаётся безнаказанно! 


Тереза: Вы сказали, что в прошлом беларуские женщины часто считались политически слабыми. Они рассматривались не как важные субьекты, а как объекты... роль женщины сводилась к  работе, детям, уходу за семьей. Изменится ли образ беларуской женщины в обществе?



Вероника: Уже образ беларуской женщины кардинально изменился! В Беларуси будущего, вы никогда не услышите публичное оскорбление или унижение женщин, конституция будет и для женщин (улыбается), очень хочется, чтобы однажды  нашу страну возгласила женщина. 


Женщины должны иметь равные права, на ряду с мужчинами, в отношении возможности занимать самые высокие должности в бизнесе и политике. Чтобы, когда ты собеседуешься на новую работу, ты никогда больше не услышала: слишком молодая, скоро тебе замуж и в декрет, после 35 лет мужчины-кандидаты предпочтительнее. Женщина должна сама выбирать, чем ей заниматься в жизни, а не быть «отбракована» из-за каких-то надуманных принципов. 


Тереза: Термин феминизм имеет в беларуском обществе иной нюанс, чем, например, в Австрии. Изменилось ли это? Считают ли себя феминистками беларуские женщины, которые выходят на улицы? Хотели бы Вы видеть себя феминисткой?


Вероника: В английском языке female означает женщина. В русском языке, у некоторых людей слово «феминизм» почему-то вызывает негативные ассоциации. На мой взгляд, феминистка - это уверенная в себе женщина, которая может (если захочет) быть самодостаточной и независимой в любом деле. Беларуские женщины проявили себя как смелые, бесстрашные и креативные. Для женщин во всем мире мы стали образцом для подражания. Поэтому, можно называть как угодно, смысл от этого не меняется. 


Тереза: Понятно. Для вас отличается ли женская культура протеста от мужской?


Вероника: В Беларуси, на мой взгляд, не зависимо женский или мужской протест, мы демонстрируем очень высокую культуру. 


За время начала протестов с августа 2020 года, мы не видели ни одной разбитой витрины магазина со стороны протестующих, ни одного сожжённого автомобиля, люди снимали обувь, чтобы встать на скамейки, убирали да собой мусор. Такой мирный и культурный протест можно увидеть крайне редко. 


Тереза: В СМИ мы видели много насилия. Нападают ли на женщин сильнее, чем на мужчин на протестах или в обществе?


Вероника: В интернете есть много видео и фото задержаний мужчин и женщин в Беларуси. В самом начале протестов с особой жестокостью задерживали абсолютно всех: мужчин и женщин. Когда весь мир начал осуждать насилие в Беларуси, когда в интернете стали появляться кадры из пунктов задержания и так называемыми коридорами из силовиков, которые избивают дубинками, аудиозаписями с криками задержанных на Окрестино, а потом и свидетельскими показания, мне показалось, что силовикам дали приказ с женщинами обращаться чуть мягче. Однако, когда мы начали собирать истории женщин, я услышала много свидетельств о жестких задержаниях уже сейчас, когда хватают за волосы, толкают, унижают, некоторых пытают, многие женщины столкнулись с попыткой забрать у них детей. 


Еще поражают условия содержания женщин в беларуских тюрьмах, нехватка или отсутсвие базовых средств гигиены, холод, вши, несвоевременная или полное отсутсвие медицинской помощи. Девушек помещают в переполненные камеры, несмотря на сложную ситуацию с короновирусом в Беларуси, многих помещали в «стакан», где практически невозможно даже сидеть. А это пытка. Вот это все ужасает. 


Мы рассказываем такие истории, мы привлекаем международное внимание и просим помощи со стороны международного сообщества помочь нам оказать давление на действующий режим и требуем освобождения политических заключенных.


Тереза: Давайте вернёмся к протестам. Представлены ли все возрастные группы женщин в ходе протестов?


Вероника: Женские акции протестов показали, что участницам акций от 18 лет и старше. Мы видели протесты пенсионеров. В нашем протесте за будущее страны представлены абсолютно все слои населения, все возрастные и профессиональные группы. Ведь нормальный человек не может смириться с тем, что сейчас происходит в Беларуси. 


Тереза: Требуют ли женщины сегодня чего-нибудь другого, чем в СССР?


Вероника: Дело в том, что Беларуси мы не требуем ничего сверхъестественного.


На протяжении 26 лет у нас постепенно отбирались базовые права, такие как право собраний, право открыто выражать свою позицию и за это не преследоваться, и наконец, право выбора. 


Сейчас мы боремся за несколько базовых ценностей: 1) отпустить всех политических заключенных 2) привлечение к ответственность всех, кто совершил преступления против человечества, против наших граждан 3) объявление новых демократических выборов.


Что касается женщин, мы наравне с мужчинами, хотим иметь равные права, в профессиональном плане и возможность занимать самые разные должности, независимо от возраста, семейного положения, наличия детей и взглядов. 


Тереза: Укрепилась ли солидарность между женщинами? Если да, то всегда ли это было так?


Вероника: В этом году мы увидели беспрецедентную солидарность не только между женщинами, но и между всеми беларусами, и даже теми, кто проживает много лет за пределами нашей страны, белорусами зарубежья, о поддержке которых мы до этого не предполагали, за что им отдельное Спасибо. 


Все началось с ковида в нашей стране в марте 2020, когда простые люди помогали медикам. Потом, во время протестов, мы увидели солидарность, когда люди отбивали друг друга из рук силовиков, женщины вставали в сцепки, чтобы защитить мужчин, жители микрорайонов, помогали тем, кого власть решила «наказать» и отключала воду, когда люди привозили воду, еду, тёплую одежду, медикаменты, просто поддерживали друг друга, и многие другие акты солидарности. 


Отдельно я бы хотела сказать о волонтёрах, которые дежурили и до сих пор дежурят у стен Окрестин и других тюрьмах в Беларуси, где сейчас находятся заключённые. Это - настоящие герои. Лично у меня они вызывают глубочайшее уважение и благодарность. Когда я слышу от женщин и читаю истории о волонтёрах, меня переполняют чувство бесконечной благодарности, радости, гордости за то, что мы беларусы, друг другу помогаем и не оставляем попавшего в беду в одиночестве. Это бесценно. Такое никогда нельзя забывать.


Тереза: Как вы относитесь к утверждению, что «It’s a man’s world?“Как бы выглядел мир, если бы правили только женщины?


Вероника: Такой мир был бы скучным, по крайней мере для меня. Ведь наша жизнь намного насыщеннее и интереснее, когда рядом мужчины, когда мы такие разные. Ведь, отчасти, ради мужчин мы стараемся хорошо выглядеть, красиво одеваться и следить за собой. Под влиянием мужчин мы меняемся в лучшую сторону, ведь так хорошо, когда есть рядом мужское плечо, на котором, хотя бы на минуту, хочется все забыть, просто отдохнуть и побыть слабой женщиной.


Тереза: Спасибо большое за интервью!

Ваш вклад помогает не только в оказании гуманитарной помощи, но и в предании огласке нарушений прав человека.

Искренне благодарим за вашу поддержку!

Baltkrievijas Sieviesu atbalsta fonds Swedbank AS, Balasta dambis,

15 LV-1048 Riga 

LATVIA

IBAN: LV64HABA0551049976369

BIC: HABALV22